Женщина, которой врачи поставили диагноз остеохондроз, умерла от рака

Жительница Краснотурьинска, которую местные врачи безуспешно лечили от остеохондроза, скончалась от рака груди, сообщает сетевое издание «360.tv.ru». В областной больнице ей установили диагноз: рак груди четвертой стадии со множественными метастазами. Врачи в Екатеринбурге не смогли ничего сделать, так как заболевание уже было в крайне запущенной форме.

В начале осени 2017 года Евгения обнаружила у себя уплотнение в левой груди, а позже возникла боль. В октябре боль стала настолько сильной, что женщина не могла даже ходить. Тогда она решила обратиться к врачам в местной больнице.

Как рассказала двоюродная сестра Евгении Олеся Желтова, никто не мог сказать ничего определенного. Евгении сделали компьютерную томографию, провели многочисленные анализы, а потом госпитализировали в терапевтическое отделение. Уплотнение в груди врачи сочли последствием грудного вскармливания, а боль в области груди и позвоночника связали с остеохондрозом.

​Как получить обезболивающие?

Проведенное лечение никаких результатов не дало, боль становилась все нестерпимее, Евгения резко похудела. Женщина от боли без слез не могла сделать и несколько шагов. Тогда она решила обратиться в онкологическое отделение городской больницы. Там сделали УЗИ, рентгенографию, компьютерную томографию, но ничего не нашли.

«Тогда я уже захожу к завотделению и спрашиваю – вы долго будете мучить? Раз не хотите ее лечить, отказывайтесь и давайте направление в Екатеринбург», – рассказывает Олеся Желтова. В Екатеринбурге Евгении диагноз установили безо всяких анализов: онкология четвертой стадии. Томография подтвердила диагноз: рак груди четвертой стадии со множественными метастазами в печень и кости.

Форма рака оказалась настолько запущенной, что опухоль была уже неоперабельной. Проводить химиотерапию врачи тоже не решились, так как женщина была сильно ослаблена и ее организм просто не выдержал бы такой нагрузки. Евгении назначили обезболивающие препараты, однако отказались выдавать их бесплатно, так как у нее было справки об установлении инвалидности. 12 января 2018 года Евгения Попова скончалась.

Минздрав Свердловской области пообещал провести проверку и разобраться в компетентности краснотурьинских врачей. По факту смерти Евгении Поповой также проведет проверку следственный отдел СК в Краснотурьинске. Следователям предстоит выяснить, насколько своевременной была диагностика и лечение и в полном ли объеме была оказана медицинская помощь.

Ранее мы сообщали, что в Челябинской области онкобольной покончил с собой из-за отсутствия обезболивания. Пациент одной из больниц Озерска, страдающий онкологическим заболеванием, повесился, не выдержав мучительной боли. Он регулярно получал обезболивающие препараты, но в выходной ему почему-то не сделали укол.

Мы также писали о том, что президент России Владимир Путин о время ежегодной пресс-конференции признал, что оптимизация медицинских учреждений привела к возникновению проблем с медицинской помощью в некоторых населенных пунктах. Он пообещал улучшить финансирование здравоохранения и увеличить бюджет на закупку лекарств, в том числе обезболивающих средств.

Как российские врачи путают рак с остеохондрозом

Дата: 23 мая 2018 в 20:46 2018-05-23T20:46:03+06:00 Категория: Здоровье

По сообщению сайта Газета.ru

О том, что жительнице Апатитов Дарье Стариковой, скончавшейся 22 мая в НИИ онкологии им. Герцена, неправильно поставили диагноз, стало известно еще в июне 2017 года. Тогда во время «прямой линии» она рассказала президенту России Владимиру Путину, что перед тем, как диагностировать рак четвертой стадии, ее долго лечили от остеохондроза.

После обращения к главе государства СК признал Старикову потерпевшей и возбудил уголовное дело «О халатности» в отношении медиков апатитско-кировской ЦГБ. На данный момент следствие продолжается. «В таких случаях есть специальные нормы Уголовного кодекса — точка [после смерти пострадавшего] не ставится. Устанавливаются обстоятельства, наличие или отсутствия дефектов оказания медпомощи. Срок следствия может продлеваться столько, сколько нужно для установления истины», — сообщили следователи.

Для продления жизни Стариковой почти на год применялись самые современные методы лечения онкозаболеваний, проводились консультации с иностранными специалистами. Тем не менее, не каждый россиянин может попасть под личное наблюдение ведущего онколога страны Андрея Каприна.

Случай девушки из Апатитов — далеко не единичный. Десятки людей умирают из-за неверно установленного «остеохондроза», который в итоге оказывается онкологией.

Как рассказал «Газете.Ru» журналист Александр Калугин, жертвой неправильной постановки диагноза стал и его тесть Сергей Павлов, который, как и Дарья Старикова, проживал в Мурманской области.

«В январе прошлого года он обратился в мурманскую поликлинику и пожаловался на утомляемость и слабость. В поликлинике взяли анализ крови, который показал падение гемоглобина. Это первый признак возможной раковой болезни. Но врач отказался продлевать Сергею больничный, прописал витамины, чтобы поднять гемоглобин, а основную причину проблемы искать не стал», — сообщил Калугин.

По его словам, через неделю тестю стало хуже — он поехал на обследование в местную больницу «Севрыба», однако и там врачи не смогли обнаружить болезнь. «Я звонил министру здравоохранения области Валерию Перетрухину и просил, чтобы тестя на скорой помощи отвезли в больницу и еще раз обследовали. Но он сделал все, чтобы не отвечать на мой звонок. А когда я все-таки дозвонился до него, он на словах пообещал разобраться, но на деле никакой помощи не оказал», — отметил Калугин.

Дальнейшее развитие событий очень похоже на историю Дарьи Стариковой, которую меньше чем через месяц после постановки неверного диагноза «межпозвоночный остеохондроз» госпитализировали с кровотечением. Так, сообщил Калугин, через несколько дней после того, как Павлова выписали из больницы, он снова попал туда на скорой помощи с кровотечением желудка. Только тогда врачи смогли поставить верный диагноз — рак желудка 4 стадии.

«Несколько лет назад супруга моего тестя умерла от аналогичной болезни в «Севрыбе», поэтому никакого доверия к этой больнице мы уже не испытывали. Мы поехали лечиться в Санкт-Петербург.

Сначала поступили в Александровскую больницу, там врачи, узнав наш диагноз, понимающе сказали «О! Мурманск» и потом рассказали, что со слишком поздно диагностированным раком к ним пациенты из Мурманска поступают пачками»,

Родственник пациента отметил, что его тесть перенес три курса химиотерапии. Последний, четвертый курс он прошел в сентябре 2017 года. В апреле 2018 года на 66-м году жизни он скончался. С момента постановки верного диагноза мужчина прожил чуть больше года, как и жительница Апатитов Старикова.

«Все это благодаря врачам в Санкт-Петербурге. Мы им очень благодарны, потому что они со своей стороны сделали все, что могли. Однако специалисты из Мурманска помочь не смогли. И наш случай не единичный. Онкология является проблемой региона. Качество диагностики никакое.

Это интересно:  Грудной остеохондроз гимнастика видео

Конечно, после того как Старикова позвонила президенту и сказала, что не только она, но и другие горожане не могут получить нормальную медицинскую помощь, началась массовая истерика и показушные мероприятия с доставкой больных на самолете.

Тем не менее, не каждый онкобольной может себе позволить лечение в другом городе, переезд туда стоит дорого», — отметил собеседник «Газеты.Ru».

По словам Калугина, за последние пять лет в Мурманской области около 150 человек с онкозаболеваниями получили неверный диагноз. Эту цифру, по словам мужчины, ему сообщил на один из высокопоставленных областных врачей. Такие же данные приводит региональное информационное агентство «FlashNord». Сам специалист, на которого ссылается Калугин, отказался отвечать на вопросы «Газеты.Ru».

Калугин еще летом прошлого года написал заявление в СК с требованием возбудить уголовное дело против врача из поликлиники, который поставил неверный диагноз. «Мы упрашивали его отправить тестя на обследование, но он этого не сделал. На этого врача жалуются многие пациенты. У него всегда все заканчивается выпиской витаминов», — объяснил он.

Ответ от следователей пришел в день смерти Стариковой, 22 мая. Мужчине заявили о возбуждении уголовного дела. Тем не менее, считает Калугин, перспективы у этой истории нет. Как выяснила «Газета.Ru», врач общей практики, против которого было возбуждено дело, на данный момент продолжает работать в мурманской поликлинике.

«Сейчас мы рассматриваем вариант подать иск против правительства Мурманской области, потому что больница подчиняется именно области. Эта оптимизация здравоохранения и приводит к таким результатам», — убежден Калугин.

Еще одной жертвой неправильно установленного диагноза стала жительница Краснотурьинска Евгения Попова. В октябре 2017 года она начала испытывать боли в области груди и позвоночника, из‐за которых не могла свободно передвигаться. Женщину направляли от одного врача к другому, делали компьютерную томографию и многочисленные анализы, сообщила ее двоюродная сестра Олеся Желтова в разговоре с «АиФ-Урал».

Местные врачи поставили ей диагноз «остеохондроз» и заявили, что повода для беспокойства нет. Уплотнения в молочных железах, которые появились у женщины, медики связали с последствиями грудного вскармливания.

Многодетная мать обратилась в онкоотделение городской больницы — там ей провели компьютерную томографию, УЗИ и рентген. Ни одно из исследований не выявило онкологию.

Состояние Поповой ухудшилось — она значительно потеряла вес и с трудом могла передвигаться. Женщину перевели в клинику Екатеринбурга. Только там врачи диагностировали у нее рак четвертой стадии. Повторная томография выявила множественные метастазы в печени и костях.

Опухоль была неоперабельна. Химиотерапия также исключалась — организм был ослаблен, он мог не выдержать такой нагрузки. Облегчить состояние женщины пытались медикаментами, однако врачи отказывались выписывать их бесплатно без справки об инвалидности. Родственники пациентки подготовили обращение в Минздрав Свердловской области в связи с неверно поставленным первоначальным диагнозом.

Минздрав запустил проверку. 11 января 2018 года стало известно, что Евгения Попова скончалась. Об этом в фейсбуке сообщила ее подруга Наталья Калинина. Без матери остались трое ее детей — самому младшему было чуть больше полугода.

На следующий день СК по Свердловской области запустил проверку обстоятельств смерти жительницы города Краснотурьинска. «Проверяется, в полном ли объеме ей оказывали медпомощь, своевременно ли было диагностировано заболевание», — добавили следователи.

Житель Петрозаводска Евгений Меккиев в феврале 2014 года в месяц своего 55-летия пожаловался на боли в спине и груди, отдававшие в правое бедро. Врачи Отделенческой клинической больницы, к которой он был прикреплен как сотрудник РЖД, поставили диагноз — обострение остеохондроза.

Мужчине выписали препараты. По словам его родственников, которые цитирует петрозаводского издание «Daily», через три месяца лекарств было столько, что они не помещались на подоконнике. Тем не менее, врачи продолжали выписывать новые. За пять месяцев после обращения Меккиева в железнодорожную поликлинику его осмотрели несколько специалистов: два разных терапевта, невропатолог, хирург. Все врачи ставили один диагноз — остеохондроз.

«В поликлинике ему давали больничный на две недели, а потом выписывали. А он просто не мог работать. Коллеги видели, что он не может, и говорили: «Женя, не работай, посиди, мы сделаем». И только врачи словно не замечали, как ему плохо», — рассказывала родственница Меккиева.

Летом 2014 года Евгения на две недели госпитализировали в железнодорожную больницу. Там его лечили от остеохондроза грудного отдела позвоночника и межреберной невралгии. В день выписки домой на амбулаторное лечение, свидетельствуют данные эпикриза, боль в груди и спине уменьшилась. Однако мужчину начала беспокоить боль под правой лопаткой. Дома мужчина с трудом передвигался, держась за стенки. На жалобу о сильных болях в ногах невропатолог выписал ему таблетки и крем.

В июле врачей Меккиев посещал через день. «Врач в Костной клинике ему сказал, что после таких процедур он уже должен бегать. И посоветовал обратиться в неврологическое отделение республиканской больницы.

В больницу мы его вели под руки. Он сам уже не мог идти, он был фактически при смерти.

На платной консультации врач сразу сказал мужу, что у него не неврология», — рассказала родственница Меккиева.

По совету врача мужчина лег на обследование. Рентгенография выявила у него множественные разрушения костей. Специалисты поставили диагноз «множественная миелома», или рак крови, возникающий в костном мозге. Через неделю у Меккиева отказали почки — он начал ходить на регулярные процедуры по очищению крови. Позже он стал проходить курсы химиотерапии: кости перестали разрушаться.

Врачи говорили, что в среднем пациенты с таким диагнозом могут жить шесть лет. Они даже отпускали мужчину домой между курсами химиотерапии. Меккиев пролежал на больничной койке чуть больше года. В августе 2015 года он подхватил инфекцию, с которой при миеломной болезни организм практически не может справиться. У пациента развился сепсис внутренних органов, Меккиев впал в кому и через 10 дней умер.

Врачи лечили многодетную мать с Урала от остеохондроза. Женщина умерла от рака

Онкологию перепутали с остеохондрозом

Жизнь Евгении Поповой начала рушиться еще в 2016 году — тогда у женщины без вести пропал муж. Вынашивая своего третьего ребенка, она была вынуждена своими силами поднимать еще двоих малышей. В октябре 2017 года случился новый удар: Евгения начала испытывать страшные боли, из-за которых не могла даже ходить, сообщил портал «Вечерний Краснотурьинск». Тогда многодетная мать решила обратиться к местным врачам — они утверждали, что повода для беспокойства нет.

«Никто ничего определенного сказать не мог», — рассказала двоюродная сестра Евгении Олеся Желтова в разговоре с «Аргументы и Факты. Урал». Обессиленную женщину направляли от одного врача к другому, делали компьютерную томографию и многочисленные анализы. Ее госпитализировали в терапевтическое отделение — боли в области груди и позвоночника медики посчитали остеохондрозом. Появившиеся уплотнения в молочных железах они связали с последствиями грудного вскармливания.

Это интересно:  Бег при остеохондрозе: как правильно, польза, вред

Боли нарастали, Евгения резко потеряла в весе и не могла сделать без слез даже пару шагов. Тогда многодетная мать обратилась в онкологическое отделение городской больницы, где ей провели комплексное обследование: УЗИ, рентген, компьютерную томографию. Ни один из анализов не выявил рак.

Терминальная стадия рака

«Тогда я уже захожу к завотделению и спрашиваю — вы долго будете мучить? Раз не хотите ее лечить, отказывайтесь и давайте направление в Екатеринбург», — рассказывала Олеся в интервью порталу E1.ru. В областном кардиодиспансере Евгении поставили диагноз даже без анализов: онкология четвертой стадии. Чтобы подтвердить свои опасения, медики отправили женщину на томографию — она выявила множественные метастазы не только в печени, но и в костях. «Как так может быть, что в Краснотурьинске нам сказали — биопсия нормальная, а этот же анализ в онкоцентре показал рак? — удивлялась Олеся.

Из-за запущенной формы рака, опухоль Евгении была уже неоперабельна. Провести химиотерапию врачи тоже не могли — ослабленный организм мог просто не выдержать такой нагрузки. Состояние женщины пытались стабилизировать медикаментами, которые без справки об инвалидности бесплатно ей давать отказывались. Родственники больной подготовили обращение в Минздрав Свердловской области — у нее на это просто не было на это сил.

12 января 2018 года Евгения Попова скончалась, сообщила ее подруга Наталья Калинина в Facebook. Трое ее детей, самому младшему из которых чуть больше полугода, теперь остались сиротами — их отца найти так и не удалось.

Теперь в компетентности местных врачей будет разбираться Минздрав Свердловской области — проверка будет закончена в середине февраля, рассказал URA.RU пресс-секретарь ведомства Константин Шестаков.

По факту смерти женщины организована доследственная проверка, сообщил следственный отдел СК в Краснотурьинске. Правоохранителям предстоит выяснить пытались ли местные врачи помочь Евгении в диагностике и своевременном лечении смертельного заболевания.

«Человеку всегда можно помочь»

Рак молочной железы обнаружить достаточно просто, рассказал «360» онколог Андрей Пылев. «Если в молочной железе есть даже небольшое образование, то женщина может обнаружить его сама. Дальше уже вопрос в компетенции врача, который должен определить доброкачественная опухоль или нет», — уточнил он. Каждый человек с определенным интервалом времени должен проходить набор медицинских процедур — сейчас они проводятся в рамках диспансеризации. После 35 лет женщинам следует обращаться к медикам дважды в год, чтобы сделать УЗИ и маммографическое исследование.

«Боли, которые возникают при наличии метастазов в костях не являются специфическими», — заявил Пылев. В этом случае врачи общего профиля и онкологи не сразу думают о метастатическом поражении организма пациента. При этом полностью отрицать возможность образования раковой опухоли медики не должны, сказал собеседник «360».

Рак молочной железы можно пальпировать, прощупать, и каждая женщина должна заниматься и самообследованием своих молочных желез. Если речь идет о поражении внутренних органов, то многие опухоли первое время развиваются без симптомов. И только когда появляется какая-то общая клиническая симптоматика, вроде потери веса, боли и нарушения аппетита, то пациент обращается к врачу. Его долгое время обследуют и потом уже выставляется онкологический диагноз

Симптомы онкологии действительно могут быть похожи на многие другие заболевания, рассказал Пылев. «Во всем мире рак выявляется на ранних стадиях. В России часто бывает так, что онкология может быть обнаружена уже на терминальных», — сообщил врач. Состояние пациента с запущенной формой онкологии можно стабилизировать медикаментами, но они борются не с самим заболеванием, а только с симптомами. Алгоритм лечения пациента врач подбирает индивидуально: в каких-то случаях это хирургическое вмешательство в комбинации с химиотерапией, а в каких-то — паллиативная помощь, сказал Пылев.

Человеку всегда можно помочь. Рак молочной железы, выявленный на начальной стадии, в 90% случаев может быть излечим. Если речь идет о таких трудных заболеваниях как рак поджелудочной железы, то он более агрессивный и там уже даже на начальных стадиях плохой прогноз. Но чем раньше болезнь выявлена, тем больше шансов у больного

Смертельный «остеохондроз». Многодетная мать умерла из-за ошибки в диагнозе

Молодая женщина, не получившая верного лечения, скончалась от обширных раковых метастаз. Подробности трагедии – в материале URAL.AIF.

27-летняя мать троих детей, длительное время получавшая лечение от остеохондроза, скончалась от рака в последней стадии. Изначально ошибочный диагноз не дал молодой женщине ни единого шанса на выздоровление. Евгения Попова умерла в тот день, когда ее младшему сыну исполнилось 8 месяцев.

За два часа до смерти

«С Женей я провела всю ночь перед ее смертью. Она была в плохом состоянии, ей постоянно требовался кислород – из-за метастаз было трудно дышать», — рассказывает ее двоюродная сестра Олеся Желтова.

«Я видела Женю за два часа до ее ухода из жизни. В последние минуты она испытывала такие боли, что иногда теряла сознание. Когда приходила в чувства, то начинала общаться, хотела взять на руки детей, но не могла – ее руки и ноги были в отеках, все тело в синяках. Даже пыталась улыбнуться», — говорит замглавного редактора газеты «Вечерний Краснотурьинск» Наталья Калинина. За минувший год она стала другом семьи.

Однако история их дружбы начиналась с другой трагедии.

«А с чем мы ее положим?»

Жизнь многодетной малообеспеченной семьи, оставшейся без кормильца, обрастали другими печальными событиями. После рождения третьего ребенка в 2017 году у Жени начались сильные боли в спине, но их она никак не соотнесла с другим симптомом. «Уплотнение в груди она обнаружила вскоре после рождения младшего сына, — рассказывает ее двоюродная сестра. — Но связала это с кормлением грудью. Тем более что к беременности она относилась ответственно, все анализы сдавала, все осмотры проходила, никто из врачей никаких отклонений в ее здоровье не находил».

В октябре 2017 года невыносимые боли заставили ее пойти к терапевту в краснотурьинской больнице. Начались многочисленные обследования, анализы, затем визит к местному онкологу, который направил на компьютерную томографию. Но конкретного диагноза выявить не мог, в медицинской карте написали «остеохондроз» — естественная для многих болячка. А поэтому никаких назначений и направлений. «После очередного визита к онкологу я сама зашла к нему и спросила: «У нее может быть рак?», на что он ответил: «Утверждать ничего не могу». И в онкологическое отделение ее не госпитализировали: дескать, с чем мы ее положим?», — говорит Олеся.

Это интересно:  Гитт Виталий Демьянович: упражнения при шейном остеохондрозе

В итоге сестра, глядя на невыносимые мучения Жени, все же добилась от краснотурьинских врачей направление в Свердловский областной онкологический диспансер. Специалистам учреждения Екатеринбурга хватило одного приема, чтобы сказать Жене: «У вас рак в четвертой стадии». Это было 30 ноября. После этого женщину госпитализировали в онкоотделение Краснотурьинской городской больницы, где 26 декабря она отпраздновала 27-летие и позже встретила Новый год. Последний.

Врачи отделения до последнего поддерживали молодую мать в состоянии, чему остались благодарны родственники. Она умерла в тот день, когда младшему сыну исполнилось 8 месяцев.

Папа на работе, мама в больнице

Похороны Евгении Поповой состоятся 16 января. Причина задержки – проведение судебно-медицинской экспертизы и, по словам родных, банальная нехватка денег. Неравнодушные жители Краснотурьинска организовали сбор помощи. В общежитии на улице Ленина, 23, где проживала семья с детьми, на вахте установлена коробка для сбора пожертвований.

После похорон родственники намерены решить вопрос об опеке детей, за которыми, как планируется, будет следить их бабушка. Маленьким ребятам не говорят, что произошло с матерью. Двое детишек совсем еще маленькие, а старшая дочка в возрасте 4,5 года до сих пор считает, что ушедший более года назад отец находится на работе, а мама – в больнице.

К слову, на этой неделе Краснотурьинский городской суд признал отца семейства без вести пропавшим – теперь семья сможет оформить дополнительную пенсию по утере кормильца.

Без комментариев

В областном Минздраве приняли решение не комментировать ситуацию до окончания начатой учреждением проверки. Но еще в конце прошлого года заявляли, что не оставят ситуацию без внимания. «Сейчас мы проводим проверку, результаты которой будут получены в середине февраля. До этого времени никаких комментариев не даем», — прокомментировал пресс-секретарь министерства здравоохранения Свердловской области Константин Шестаков.

Тем временем, следственные органы организовали доследственную проверку по факту смерти жительницы Краснотурьинска. «В рамках проверочных мероприятий будет выясняться, в полном ли объеме указанной женщине оказывалась необходимая медицинская помощь, в том числе, и по своевременному диагностированию возникшего у нее тяжелого заболевания. По итогам проверки будет принято процессуальное решение», — сообщил старший помощник руководителя СУ СКР по Свердловской области Александр Шульга.

Вопиющий случай. Мнение

Максим Стародубцев, эксперт по вопросам организации бесплатного медицинского обслуживания и медицинского страхования:

— Онкология у женщин после беременности – не редкость. Подобные случаи бывают во всем мире. Бросается в глаза, что все произошло в Краснотурьинске – в городе, где не самая плохая медицина в Свердловской области. К тому же, хорошо развита онкологическая служба.

Не зная ситуацию, нельзя сразу обвинять медицинских работников. Но сам по себе случай вопиющий — такое расхождение в диагнозах! Вопрос в том, насколько были заинтересованы доктора на месте отправить пациентку для углубленной диагностики в областной центр.

Сейчас у меня возникает один вопрос: подключилась ли к делу страховая компания, которая выдавала полис? Потому что первой в подобных случаях должна разбираться именно она. Минздрав, конечно, проведет проверку, но она точно не будет ориентирована на то, чтобы выплатить компенсацию погибшей и ее семье. В ведомстве определят виновных, может, сделают выговор врачам или лишат премий, сделают организационные выводы, поймут, почему не был поставлен диагноз, и можно ли было предотвратить ситуацию. Но другая сторона, которая должна этим заниматься – страховая компания, которая выдала погибшей девушке полис. Большой минус, если она этого не делает, это значит, что организация не выполняет свои обязанности.

В случае возникновения судебного разбирательства, судебная инстанция как правило, встает не на сторону потерпевших. Обычно объясняют это следующим: да, было расхождение диагнозов, но даже если бы заболевание выявили своевременно, его течение было таково, что исход вряд ли мог быть иным. Вот и в случае с этой девушкой, может быть также. Врачи скажут, мол, да, признаем ошибки, но онкология была такого характера, что в любом случае вмешательство не привело бы к положительным результатам.

На Урале умерла от рака многодетная мать, которую лечили от остеохондроза

11 января в Краснотурьинске Свердловской области от рака IV стадии умерла мать троих детей Евгения Попова. Четырехлетняя Лера, двухлетний Максим и восьмимесячный Дима остались круглыми сиротами — их отец пропал больше года назад. О трагедии сообщила местная журналистка Наталья Калинина:

«Спасибо всем, кто помогал, поддерживал, верил, молился, думал. Сейчас трудно подобрать слова. Сегодня младшему жениному сыну исполнилось 8 месяцев…».

О трагедии Евгении стало известно осенью. Молодая женщина испытывала сильные боли, начала резко терять вес и обратилась к врачам, которым сообщила про уплотнения в груди. Врачи списали уплотнения на последствия родов и грудного вскармливания. Когда у Евгении начала болеть спина, медики стали лечить остеохондроз.

Евгения Попова с дочерью Лерой

В онкологическом отделении городской больницы провели комплексное обследование: УЗИ, рентген, компьютерную томографию — однако рак не был обнаружен. 30 ноября Попова с сестрой добралась до Свердловского областного онкодиспансера, где у нее диагностировали рак груди в четвертой стадии с метастазами в печени и костной ткани.

Дети Евгении Поповой — Максим, Дима и Лера

Пресс-секретарь Минздрава Свердловской области Константин Шестаков сообщил журналистам, что ведомством назначена проверка, которая завершится к середине февраля.

Следственный отдел СК в Краснотурьинске также начал доследственную проверку по факту смерти Евгении Поповой.

«Во всем мире рак выявляется на ранних стадиях. В России часто бывает так, что онкология может быть обнаружена уже на терминальных», — рассказал порталу 360tv онколог Андрей Пылев.

Дом, который горожане ремонтировали для Евгении Поповой с детьми

На собранные горожанами в декабре средства семья Евгении отремонтировала небольшой старый дом — до этого женщина с тремя детьми жила в общежитии. Родные надеются, что опеку над осиротевшими малышами дадут бабушке.

«Как бы там ни было, наши дети ни в коем случае не попадут ни в приют, ни в детский дом. Ни за что!» — уверена двоюродная сестра Евгении Олеся.

Статья написана по материалам сайтов: dislife.ru, aqparat.info, 360tv.ru, www.ural.aif.ru, www.goodhouse.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий